Новые образовательные стратегии в современном информационном пространстве

New Educational Strategies in Modern Information Space - 2022

Ru
En

Радевская Н. С.

ЛГУ имени. А.С. Пушкина, г. Пушкин,

ГБОУ лицей № 590 г. Санкт-Петербург

Коржова Е. Ю.,

РГПУ им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург

Веселова Е. К.

РГПУ им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург

Дворецкая М. Я.

РГПУ им. А.И. Герцена, г. Санкт-Петербург

 

Исследование предпочитаемых источников информации у подростков

 

Обсуждаются вопросы адаптации подростков к цифровой реальности. В статье изложены результаты эмпирического исследования предпочитаемых источников информации по разным аспектам жизни подростками 10-16 лет.

 

Radevskaya N.S.

Pushkin Leningrad State University,

Pushkin, Russia

Lyceum № 590

St. Petersburg, Russia

Korjova E.Yu.

HSPU

St. Petersburg, Russia

Veselova E.K.

HSPU

St. Petersburg, Russia

Dvoretskaya M.Ya.

HSPU

St. Petersburg, Russia

 

Study of the information preferred sources in adolescents

 

The issues of teenagers' adaptation to digital reality are discussed. The article presents the results of information preferred sources empirical study on various aspects of life by adolescents aged 10-16 years.

 

Подростковый возраст имеет решающее значение для многих аспектов развития личности. Стремление к автономии при этом сочетается с усилением приверженности социальным аспектам идентичности и возрастанием потребности в общении со сверстниками. В целом, потребности развития личности и в цифровую эпоху остаются прежними: подростку необходимо найти себя в обществе, получить профессию, соответствующую способностям и перспективам, стать материально самостоятельным, решить проблему собственной идентичности; но цифровая эпоха меняет мир, среду, в которой они должны развиваться.

 

Современному молодому человеку необходимо быстро ориентироваться в информационном поле. В связи с этим важную роль играет степень доверия к тем или иным источникам информации. Цифровая среда развивается сегодня огромными темпами. Парадигму «цифровой грамотности» сменила парадигма «цифровой компетентности», что свидетельствует о масштабных сдвигах в сфере разрастания и расширения цифровой среды [1]. Еще несколько лет назад речь шла о «цифровой компетентности» подростков и их родителей, а сегодня речь идет уже о «цифровой социализации» [2; 3]. Гипотеза «новой нормальности» была предложена для объяснения жизни человека в эпоху глобального роста неопределенности и непредсказуемости мира. Сегодня гипотеза переросла в модель «цифровой социализации», которая может служить методологическим основанием для практической трансформации социальной и образовательной среды [3]. Взгляд на развитие личности с позиций «оптики» новой нормальности требует смены не только привычного взгляда на окружающий мир, но и пересмотра традиционных личностных ценностей и социальных правил общества и жизни человека [3].

 

На наш взгляд, надо говорить не о кардинальной смене всей традиционной культуры при переходе к цифровой реальности, а об адекватном представлении традиционных ценностей в цифровом варианте и оптимальном соотношении длительности онлайн- и оффлайн-коммуникаций для сохранения условий развития «традиционной нормальности». Тем более, что цифровая трансформация порождает новые формы онлайн-рисков и способы деструктивного и аутодеструктивного онлайн-поведения [4]. Новая цифровая реальность ставит множество вопросов перед системой образования. В первую очередь, встает вопрос о том, необходима ли полная цифровая технологизация школьного обучения? Где лежит грань между вспомогательной ролью цифровых технологий для обеспечения наилучшего усвоения знаний и созданием уже вредоносных условий сетевого существования и развития личности подростков? Какие требования необходимо предъявлять к виртуальным источникам информации, значимой для учащихся?

 

Сегодня процесс школьного обучения правильному использованию ресурсов интернета очень неэффективен. Как показывают исследования, для школьников виртуальное чтение носит в большей степени развлекательный характер, чем познавательный [5, 6]. Для успешной разработки и реализации образовательных проектов в современных условиях цифровизации важно иметь представление о предпочтениях подростков тех или иных каналов получения ими знаний о разных сферах жизни.

 

Целью нашего исследования, проведенного в 2021 году, явилось изучение предпочитаемых каналов информации в структуре досуга подростков. Предлагалось оценить степень предпочтения источников информации по 10 аспектам жизни подростков. В опросе приняли участие 136 учащихся (5–11 классов, возраст 10–16 лет) ГБОУ лицей № 590 Красносельского района Санкт-Петербурга.

 

Результаты опроса представлены на рисунках 1-3. Подросткам предлагалось определить наиболее важные для них источники информации о событиях в обществе, о своих правах, о своих возможностях, о профессиях, о моде, о здоровье, о новинках техники, о возможности заработать, о новинках кино, концертах, о жизни известных людей и др.

Рисунок 1 – Распределение предпочтений источников информации у подростков 10-12 лет

 

Из рисунка 1 следует, что подростки 10-12 лет предпочитают интернет-среду для получения информации не обо всех сферах жизни. Интернет доминирует как источник информации об общественной жизни: о событиях общественной жизни, о моде, о новинках техники, о возможностях заработать, о новинках кино, концертах известных исполнителей и музыкальных групп, а также о жизни известных людей. Телевидение также ими используется для получения информации о моде, о событиях в обществе, о новинках техники, о концертах и жизни известных людей, но в значительно меньшей степени. Что касается более личностной информации (о своих правах, возможностях, профессиях, здоровье), то здесь подростки предпочитают получать информацию от своих родителей.

 

Результаты опроса свидетельствуют также и о том, что школа как источник информации находится на предпоследнем месте в системе предпочтений подростков, после телевидения и сверстников. Это очень неутешительный результат в свете активной деятельности школ по разработке новых программ просвещения и воспитания подростков.

Рисунок 2 – Распределение предпочтений источников информации у подростков 13-15 лет

 

Из рисунка 2 следует, что у подростков 13-15 лет картина предпочтений различных источников информации меняется по сравнению с картиной предпочтений подростков 10-12 лет. Здесь мы видим устойчивое предпочтение интернет-среды для получения информации обо всех сферах жизни всем другим источникам. Тем не менее, родители все же остаются значимым источником информации по ряду вопросов, а именно, по поводу здоровья, прав и возможностей подростков

 

Что касается более личностной информации (о своих правах, возможностях, профессиях, здоровье), то здесь они по-прежнему предпочитают получать информацию от своих родителей.

 

Результаты опроса свидетельствуют также и о том, что школа как источник информации находится на последнем месте в системе предпочтений подростков. Можно отметить, что подростков этого возраста мало интересуют мода, здоровье, возможность заработать и жизнь известных людей.

Рисунок 3 – Распределение предпочтений источников информации у подростков 16 лет

 

Рисунок 3 свидетельствует о том, что у подростков 16 лет интернет как источник информации обо всех сферах жизни окончательно утверждается как основной. Тем не менее, родители все же остаются значимым источником информации по ряду вопросов, а именно, по поводу здоровья, прав и возможностей подростков. Результаты опроса свидетельствуют также и о том, что школа как источник информации находится на последнем месте в системе предпочтений подростков. Можно отметить также расширение интересов подростков этой возрастной группы по сравнению с подростками й13-15 лет. У них значительно снижается процент ответов «не интересно», касающихся жизни известных людей.

 

В то же время процент подростков, черпающих информацию «о жизни замечательных людей» из интернета, несколько повысился по сравнению с группой 13-15 лет. Это означает, что люди-идеалы, которым стремится подражать молодежь, берутся из интернет-среды, а не из школьных просветительских и культурно-воспитательных программ. Этот факт характерен и для групп 10-12 и 13-15 лет. Это значит, что школа и родители не очень хорошо справляются с воспитанием подростков на традиционных культурных идеалах.

 

Литература:

  1. Гладилина И.П., Кадыров Н.Н., Строганова Е.В. Цифровая грамотность и цифровые компетенции как фактор профессионального успеха // Инновации и инвестиции. − 2019. − №5. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovaya-gramotnost-i-tsifrovye-kompetentsii-kak-faktor-professionalnogo-uspeha (дата обращения: 31.01.2022).
  2. Солдатова Г.У., Нестик Т.А., Рассказова Е.И., Зотова Е.Ю. Цифровая компетентность подростков и родителей. Результаты всероссийского исследования. − М.: Фонд Развития Интернет, 2013. – 144 с.
  3. Soldatova G. Digital socialization of Russian adolescents: through the prism of “New normality” and Cultural-historical approach // Child in the Digital World. The International Psychological Forum: Book of Abstracts. − Moscow, 2021. P. 74.
  4. Солдатова Г.У., Илюхина С.Н. Аутодеструктивный онлайн-контент: особенности оценки и реагирования подростков и молодежи // Консультативная психология и психотерапия. 2021. Т. 29. № 1. С. 66—91. DOI: https://doi.org/10.17759/cpp.2021290105
  5. Ткачук Н.В. Чтение современных школьников Югры: книга или интернет // Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока: традиции и инновации. − Ханты-Мансийск, 2020. − С. 408-416.
  6. Sun T.B., Loh Ch.E., Nie Yo. The COVID-19 school closure effect on students’ print and digital leisure reading // Computers and Education Open. Vol. 2 , December 2021, 100033 https://doi.org/10.1016/j.caeo.2021.100033

Оставить комментарий: