Ru
En

Новые образовательные стратегии в современном информационном пространстве

New Educational Strategies in Modern Information Space - 2021

Пиотровская К.Р.

РГПУ им. А.И. Герцена,

Санкт-Петербург,

piotrowskaxenia.gmail.com

 

Экспериментальное исследование применения корпусного инструментария при моделировании предметно-языкового скаффолдинга

 

Исследуется проблематика построения скаффолдингов в области предметно-ориентированного обучения с иноязычным компонентом. В рамках изучения дисциплин прикладной математики и информатики предложен авторский подход по организации предметно-ориентированного лингвистического скаффолдинга с элементами частичного погружения, с использованием корпусных инструментов. Приведены первые результаты пилотного эксперимента.

Ключевые слова: скаффолдинг, обучение, основанное на данных, предметно-языковое интегрированное обучение, корпусные технологии.

 

Piotrowska Xenia

The Herzen State University of Russia,

Saint-Petersburg,

piotrowskaxenia.gmail.com

 

Subject-Led with Partial Immersion Corpora-based Scaffolding modelling: A Case Study

 

The problem of scaffolding design in the field of teaching methods of computer science and applied mathematics with a foreign language component is investigated. The author's approach to subject-led with partial immersion scaffolding design immersion is proposed. The first results of the pilot experiment are presented.

Ключевые слова: subject-led with partial immersion scaffolding, data-driven learning, сontent and language integrated learning, corpora

 

Вводные замечания

При формировании иноязычных компетенций в научно-технической сфере традиционно и довольно остро наблюдается отставание методических материалов, что ведет к трудностям в профессиональной работе как у студентов, так и у преподавателей-предметников, например, с мало знакомым программным обеспечением, с иноязычной документацией или интерфейсом новой компьютерной среды. Обычно для оптимизации студенческой текущей учебной работы с иноязычными текстами, а также в рамках учебного профессионального научного поиска на всех этапах вузовского обучения преподавателем предметником поддержка иноязычной профессионально направленной компетенции у студента не осуществляется. В этой связи возникает проблема выработки простого и доступного инструментария, который позволит быстро, на основе аутентичных актуальных материалов формировать учебный контент, который позволил бы снять языковой барьер при работе с малознакомым профессиональным текстом. Особенно остро этот вопрос стоит при выполнении практических и лабораторных работ на занятиях в области информатики, прикладных областей математики, физики, химии и т.д. Реализовать это представляется возможным при применении подхода, основанного на данных (Data-Driven Learning - DDL)[1] и методики предметно-языкового интегрированного обучения (Content and language integrated learning - CLIL)[21].

 

Материалы исследования

Скаффолдинг. В англоязычной литературе в области методики обучения активно используется термин scaffolding, дословно означающий «строительные подмостки», которые помогают учащемуся выполнять заздания. В российской практике этот термин соответствует термину дидактическая поддержка. Термин впервые появился в работах Брунера, который изучал техники материнской деятельности при воспитании новых навыков у ребенка через взаимную деятельность. В работе [33], идеи скаффолдинга были развиты уже в контексте школьного обучения и сегодня системы дидактических поддержек строятся в самых разных областях и с различными целями: лингвистические, социальные, психологические, культурологические [7, 16, 30]. Ключевая задача скаффолдинга заключается в том, чтобы предоставлять помощь, основанную на принципе дополнительности и постепенного ослабления, например, с помощью поясняющих иллюстраций, схем, инструкций. Обязательное условие предоставляемой помощи - развитие понимания и способности формирования вдумчевого, самостоятельного решения, и, наконец, достижения саморегуляции и независимости в учении. В настоящее время для организации скаффолдингов применяются различные технологические решения: социальные сети, Интернет, системы дистанционного обучения, системы дополненной реальности и другие иммерсивные технологии [30]. В отечественной практике наиболее популярными остаются скаффолдинги в области организации лингводидактической помощи.

 

Предметно-языковое интегрированное обучение. Как уже было отмечено ранее все больше исследователей и педагогов высшей школы обращается к такому подходу в изучении иностранного языка, как предметно-языковая интеграция. Предметно-языковое интегрированное обучение (Content and Language Integrated Learning - CLIL) – это обобщающий термин, впервые предложенный компьютерным лингводидактом Д. Маршем в 1994 году [26], охватывающий различные методики, которые сосредоточены не только на изучении родного или иностранного языков, но в той или иной степени обязательно обращается к изучению некоторой предметной области [22]: CBI – Content-based instruction, CBLI – Content-based language instruction, CBLT – Content-based language teaching, Dual-focused language, LAC – Languages across the curriculum, Bilingual education и т.д. Наибольшее распространение этот подход получил как языковое погружение в искусственно созданную среду и изначально подразумевал преподавание отдельных дисциплин на иностранном языке.

 

Методологией CLIL являются следующие концепции: теория усвоения иностранного языка С. Крашена [25], теория зоны ближайшего развития Л. Выготского [3] и конструктивистская теория Ж. Пиаже [9], в которых прослеживается необходимость использования тщательно отобранного предметного материала на изучаемом языке, с помощью которого преподавателем создается предметно-ориентированная дискурсивно-языковая среда и разрабатывается механизм ее функционирования [14].

 

В 2001 году методика была существенно модернизирована и интерпретирована Д. Маршем как «изучение иностранного языка как инструмента для изучения других предметов» [26]. Именно эта идея является ключевой, отличающей этот подход от многих других. Более детально определяет это понятие Д. Койл, трактуя CLIL как «образовательный подход, при котором дисциплины или их отдельные разделы преподаются на иностранном языке, преследуя двуединую цель: изучение как содержания дисциплины, так и изучение иностранного языка» [20].

 

Построение занятий по методике CLIL базируется на т.н. «матрице», которая определяет функции четырех основных компонент методики (т.н. 4С) с учетом целей интеграции, обучения и предметно-языковой направленности, с опорой на теорию зоны ближайшего развития Л. Выготского. Вне зависимости от назначения скаффолдинга модель 4C основывается на:

  • контенте, как наборе аутентичных, профессионально ориентированных материалов образовательного характера для парной и групповой работы;
  • коммуникации, в случае изучения языка - развитии иноязычной комуникации;
  • когниции, под которой понимается решение и осмысление поставленных преподавателем задач, построение логических конструкций и доказательство правильности выбора метода решения задачи студентами с использованием иноязычной речи;
  • социокультурных знаниях для развития межкультурной компетенции студентов, которая включает в себя культурологический, стратегический, психологический аспекты.

 

В зависимости от степени погружаемости в предметную или языковую среду различают мягкие и жесткие модели предметно-языкового интегрированного подхода (соответственно, soft-CLIL и hard-CLIL). В этом контексте К. Бентли выделяет следующие типы CLIL [17]:

– с преобладанием языка (language-led), данный вид относится к мягкой модели, поскольку некоторые темы дисциплины интегрированы в курс «Иностранный язык» и на них отводится примерно 45 мин аудиторного времени в неделю;

– модульный вид с преобладанием предметного содержания дисциплины (modular subject-led), когда выборочные темы дисциплины преподаются на иностранном языке, время, отводимое на данные темы, составляет 15 ч. в семестр; данный вид предметно-языкового обучения занимает промежуточную позицию между мягкой и жесткой моделью;

– частичное погружение в языковую среду с преобладанием предметного содержания дисциплины (subject-led with partial immersion), в данном случае 50% тем дисциплины преподается на иностранном языке, а что касается предметного содержания, то оно может отражать содержание этой дисциплины, читаемой на родном языке.

 

Большинство исследований CLIL проводятся с позиций решения задачи оптимизации обучения языку, а изучение предмета остается на втором плане. Наиболее близким нашему представлению является подход Д. Грэддол, которая делает упор на отсутствие входных требований к владению иностранным языком и определяет CLIL как «модель билингвального обучения, при котором происходит одновременное обучение содержанию (например, физике или географии) и иностранному языку. Отличительной чертой этой модели является то, что учащиеся на начальном этапе обучения могут демонстрировать посредственное владение вторым (например, английским) языком» [21].

 

Обучение, основанное на данных (Data_Driven Learning - DDL). Важным аспектом при организации CLIL-является подбор аутентичного языкового контента, который может эффективно организовываться с помощью современных корпусных технологий. Для подбора контента и моделирования учебной работы при DDL-подходе преподаватели могут использовать как профессиональные корпусные инструменты: корпусы и конкордансеры, так и инструменты специально созданные для обучения на основе данных, такие как SkELL, WriteBetter, Micro-concord, WordSmith, WordNet и т.д. Изучая язык по DDL-методикам (как косвенным, так и прямым) студенты практикуются в выявлении закономерностей на лексическом и грамматическом уровнях языка, оперативно наблюдая, как актуализируется тот или иной аспект языка на больших объемах текстов. Термин впервые был предложен в 1991 г. Т. Джонсом [23], применительно к компьютерной лингводидактике, а позже последовала обширная учебная литература: Anderson, W., & Corbett, J. Exploring English with online corpora. London: Palgrave Macmillan, 2009; Reppen, R. Using corpora in the classroom. Cambridge: Cambridge University Press, 2010; Bennett, G. Using corpora in the language learning classroom: Corpus linguistics for teachers. Michigan: University of Michigan Press, 2010; Flowerdew, L. Corpora and language education. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2012; Boulton, A., & H. Tyne. Des documents authentiques aux corpus: Démarches pour l’apprentissage des langues. Paris: Didier, 2014; Thomas J. Discovering English with Sketch Engine: A Corpus-Based Approach to Language Exploration. 2nd ed. Versatile, 2016; Friginal, E. Corpus linguistics for English teachers: Tools, online resources, and classroom activities. Abingdon/New York: Routledge, 2018. Подробный анализ DDL-методик представлен в работах [2, 7, 12].

 

В свете этих исследований и анализа учебной литературы мы предлагаем организовать предметно-ориентированный лингвистический скаффолдинг с элементами частичного погружения, с опорой на корпусные технологии (Subject-Led with Partial Immersion CLIL + DDL Scaffolding), причем языковое погружение организовывается впервые в российской практике именно в рамках изучения дисциплин прикладной математики и информатики [29].

 

Эксперимент

Используя потенциал известных корпусных инструментов, а именно таких систем как SketchEngine (https://www.sketchengine.eu/) [24, 31], AntConc (https://www.laurenceanthony.net/) [28], SkELL (https://www.sketchengine.eu/skell/) [7], LexTutor(https://lextutor.ca/) [19] и LexSite-LexTutor (http://www.langint.com/) [2], на факультете математики РГПУ им. А.И. Герцена проводится поисковый эксперимент по организации предметно-ориентированный лингвистический скаффолдинга с элементами частичного погружения, с опорой на корпусные технологии для развития иноязычных компетенций на примере дисциплин: «Компьютерное моделирование» и «Интеллектуальный анализ текстов». на факультете математики для. Эксперимент проводится на примере освоения студентами 3 и 4 курсов, обучающихся по направлению «Прикладная математика и информатика» следующих систем:

- системы интеллектуального анализа данных Weka,

- системы иммитационного моделирования Arena Rokwell Simulation,

- системы онтологического моделирования Protege.

 

Изучив обозначенные выше корпусные инструменты, учитывая накопленный опыт коллег по технологиям обучениям DDL и CLIL [4, 12, 15], мы попытались оценить перспективность этих систем при построении скаффолдинга, основанного на корпусных технологиях [11]. Несмотря на несомненное богатство подключаемых средств, каждая система имеет недостатки, что видно из характеристик инструментов, представленных на диаграмме рисунка 1, а, следовательно, речь должна идти о создании некоторой композиции из отобранных средств с учетом эффективности их работы и удобства пользователей (преподавателя/студента). Бесплатное подключение пользовательских корпусов разрешено только системами AntConcLab и LexTutor, остальные проанализированные системы предоставляют платный сервис по организации и использованию корпусов пользовательских текстов.

Оставить комментарий:

Рисунок 1 – Диаграмма оценки по пятибальной шкале ресурсов AntConc, SketchEngine, Skell, LexSite-LexTutor и LexTutor

 

На базе обсуждаемых сервисов нами разработана примерная цепочка действий для преподавателя высшей школы по организации помощи в учебной работе с текстами мануалов к компьютерным программам и организации скаффолдинга для студентов по формированию лексического запаса по англоязычной терминологии по изучаемой дисциплине (рисунок 2). По нашему мнению, вышеупомянутые системы, основанные на возможностях корпусной лингвистики, могут быть использованы преподавателем в качестве инструмента для составления специальных учебных словарей, отражающих специфику лексики всей дисциплины или отдельного занятия. Кроме того, преподаватель может использовать дидактические возможности систем, предлагая студентам в качестве домашнего задания или самостоятельной работы, решение кроссвордов, разгадывание анаграмм, исследование актуализации лексической единицы в тексте и построение коллокаций с целью систематизации полученных на занятиях лексических знаний, закрепления и совершенствования владения терминологией, путем построения заданий с использованием корпусных технологий.

Рисунок 2 – Схема алгоритмических действий преподавателя по организации контента для организации самостоятельной работы студентов по освоению лексики текстов мануалов или хелпов программного обеспечения

 

В качестве пилотного эксперимента мы приступили к подготовке опросников для анкетирования преподавателей и студентов. Опросник для преподавателей представляет из себя систему из 15 вопросов различного типа: поливариантных вопросов, вопросов дихотомического типа и по шкале Лайкерта. Затронуты следующие темы: демографическая и профессиональная характеристика респондентов; уровень владения иностранным языком, квалификация в области методики обучения родному/иностранному языку, наличие практики в области CLIL; опыт работы с системами дистанционного обучения; владение корпусными технологиями, ожидания от методики CLIL/DDL и т.д.

 

Также в пилотном эксперименте приняли участие 12 русскоязычных студента 3 курса факультета математики Российского педагогического университета им. А.И. Герцена, направления «Прикладная математика и информатика. Эксперимент проводится на базе дисциплины «Компьютерное моделирование» систему Arena Simulation (Rockwell Software). Хотя обучение проводится на родном языке, и студенты снабжались лабораторным практикумом с разобранными заданиями на русском языке, однако работа с иноязычным программным обеспечением требовала продвинутого владения английским языком для работы с интерфейсом, подсказками системы, текстом руководства, а также с готовыми компьютерными моделями, предоставляемыми системой.

 

Был организован учебный корпус на базе текстов мануала и хелпа системы Arena. Объем текстов составил 2031 словоупотреблений. Для организации корпуса использовалась условно платная система SketchEngine, с помощью которой выделялись ключевые слова. Студентам были выданы списки слов и словосочетаний для того, чтобы, не пользуясь словарями, они отметили знакомые лексические единицы. В среднем 50% лексики было отмечено как знакомая. Повторно ключевые слова и словосочетания выделялись с помощью системы LexTutor. Для описываемых испытаний референсными корпусами выступили соответственно пользовательский корпус Arena и BNC_COCA_mixed_Sp_Wr_US_UK_10million.

 

На базе отобранного лексического материала с помощью инструментов Lextutor Flashcard Builder и Lextutor Dictator были организованы флеш карты (30 лексических единиц), диктанты по ключевым словам (46 карт), а также по ключевым словосочетаниям (9 карт). Голос диктора был настроен по скорости произношения как Normal, а по произношению - Special English.

 

В начале семестра студентам было предложено выполнить перевод текста из мануала системы (раздел Basic Panel) объемом в 9101лексических единиц и длиной в 1505 лексических единиц. Разрешено было пользоваться он-лайн переводчиком, среднее затраченное время – 2 часа, при повторном переводе текста в конце семестра выполнение задания сократилось до 1 часа.

 

Выводы

При выполнении тестовой диктовки среднее затрачиваемое время на распознавание однословного термина составило 0,5 мин, на распознавание двусловного термина 1,5 минуты, т.е. время распознавания терминов существенно замедлялось при работе со словосочетаниями (возможно усложнение задания при увеличении глубины словосочетания).

 

Студентами также был отмечен рост сложности при увеличении глубины n-грамм. При выполнении тестовой диктовки студенты показали 80% правильно распознанных однословных терминов и 66% правильно распознанных биграмм.

 

Данные, полученные в ходе анализа результатов контрольного среза знаний, показали, что первоначально обучавшиеся осуществляли письменный перевод достаточно механистично, активно редактируя результаты автоматического переводчика, не вникая в проблематику текста, не обращая внимания на ключевые слова и словосочетания, нарушая последовательность изложения мыслей и не придерживаясь фактической точности и речевой грамотности. В конце семестра учащиеся проявили более высокий уровень обученности навыкам и умениям письменного перевода по сравнению с начальным срезом знаний, поскольку для предложенного текста знали ключевую двуязычную терминологию и общеупотребимую лексику термины. Интервьюирование студентов, показало, что перевод фрагмента мануала был оценен, как особенно полезное задание.

 

Можно сделать предварительный вывод, что результаты контрольного среза во времени отличаются от результатов первоначального среза некоторым качественным улучшением в области письменного перевода и усвоения ключевой лексики.

 

Литература:

  1. Алексеев П.М., Герман-Прозорова Л.П., Пиотровский Р.Г., Щепетова О.П. Основы статистической оптимизации преподавания иностранных языков // Статистика речи и автоматический анализ текста. Л.: Изд. ЛГПИ, 1974. С. 209
  2. Берг Е.Б., Кит М. Формирование иноязычной лексической компетенции средствами обучающих словарей LexTutor // Традиционные и иновационные технологии развития профессиональной языковой личности студентов. Материалы Международной научно-методической конференции. Отв. ред. К.М. Левитан. 2019. С. 163-172.
  3. Выготский Л. С. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 2012. – 352 c.
  4. Гаврилова А.В., Коган М.С. Дидактические аспекты использования интернет-ресурсов в организации внеаудиторной работы студентов // Вопросы методики преподавания в вузе: ежегодный сборник, № 5 (19-1). 2016. С. 251-257.
  5. Головачева А.К. Частотный курс ускоренного обучения английскому языку по профилю радиоэлектроники Л.: Изд. ЛГУ, 1978. - 239 с.
  6. Королева Е.В., Реднева Т.А. Технология скаффолдинга при обучении монологической речи на уроках немецкого // Проблемы современного педагогического образования. 2020. № 69-3. С. 131-134.
  7. Максименко С.С. Совершенствование лексического навыка путем работы с корпусом Skell // Иностранные языки: лингвистические и лингводидактические аспекты. Материалы конференции преподавателей по итогам НИР за 2018 год и смотра студенческих научных трудов. Иркутск: Издательство «Репроцентр», 2019. C. 87-91
  8. Панфилова А.П. Наставничество и обучение на рабочем месте: терминологический анализ зарубежных методов // Современные технологии управления, № 12 (72), 2016. С. 11-19.
  9. Пиаже Ж. Схемы действия и усвоение языка // Семиотика. — М., 1983. С. 133—136.
  10. Пиотровская К.Р. Современная компьютерная лингводидактика // Научно-техническая информация. Серия 2: Информационные процессы и системы, 1991. № 4. С. 26-29.
  11. Пиотровская К.Р. DDL-поддержка развития иноязычной коммуникативной компетенции в области информатики. В сборнике: Новые образовательные стратегии в современном информационном пространстве. Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 2020. С. 71-77.
  12. Соснина Е.П. Параллельные корпусы в обучении языку и переводу. Электронный ресурс. 2006. URL: http://www.ling.ulstu.ru/linguistic/resources/literature/articles/corpus education translation
  13. Фомин В.В., Пиотровская К.Р., Тербушева Е.А. Интеллектуальные технологии в решении образовательных задач, Глава 2. В книге: Интеллектуальные технологии в цифровой среде университета. Монография. Санкт-Петербург, 2020. С. 31-105.
  14. Чекун О.А. Инновационные методы в профессиональной иноязычной подготовке магистров // Современное языковое образование: инновации, проблемы, решения: Сб. научных статей. Вып. 6. М., 2017. С. 45 – 49.
  15. Чекун О.А. Предметно-языковое интегрированное обучение в неязыковых вузах // Педагогика и психология образования. № 1, 2019.
  16. Bernardini S., Castagnoli S. Corpora for translator education and translation practice // Topics in language resources for translation and localization (Edited by E.Y. Rodrigo). 2008. Amsterdam/ Philadelphia: John Benjamins Publishing Company. Рp. 38–55.
  17. Boulton A. Data-Driven Learning: Taking the Computer out of the Equation // Language Learning, No 3, V. 60. 2010. P. 534–572.
  18. Bruner, J. S. (1975). The ontogenesis of speech acts. Journal of child language, 2(1), 1-19.
  19. Cobb T. Computing the vocabulary demands of L2 reading. // Language Learning & Technology, Vol. 11. No 3. 2007. Pp. 38–64.
  20. Coyle D., Hood Ph., Marsh D. CLIL Content and Language Integrated Learning. Cambridge: Cambridge University Press, 2010. 173 p.
  21. Graddol D. English Next. Why global English may mean the end of “English as a foreign language”. – L.: British Council Publications, 2006. – 128 p.
  22. Hanesová D. History of CLIL. In book: CLIL in Foreign Language Education, Publisher: Constantine the Philosopher University in Nitra, 2015. Pp.7-16.
  23. Johns T. Should You Be Persuaded: Two Samples of Data-Driven Learning Materials // English Language Research Journal, 4, 1991. Pp. 1–16.
  24. Kilgarriff A., Baisa V., Bušta J., Jakubíček M., Kovář V., Michelfeit J., Rychlý P., Suchomel V. The Sketch Engine: Ten Years On // Lexicography ASIALEX. 2014b. V. 1. Pp. 7 – 36. URL: http://link.springer.com/article/10.1007/s40607-014-0009-9.
  25. Krashen, Stephen D. Principles and Practice in Second Language Acquisition. Prentice-Hall International, 1987.
  26. Marsh D. Bilingual Education & Content and Language Integrated Learning. – Paris: International Association for Cross-cultural Communication, Language Teaching in the Member States of the European Union (Lingua), University of Sorbonne, 1994. – Рp. 49.
  27. Marsh D., Maljers A., Hartiala A.-K. Profiling European CLIL Classrooms. – Languages Open Doors. Jyväskylä: University of Jyväskylä, 2001. – Pp. 15–55.
  28. Nation P. Learning vocabulary in another language. New York: Cambridge University Press., 2001
  29. Piotrowska X., Alekseeva T. Scaffolding for CLIL in Computer Science Cources: Data Driven Learning Approach. В сборнике: Ceur Workshop Proceedings. Proceedings of the XV International Conference (NESinMIS-2020), Vol-2630, 2020. С. 87-100.
  30. Piriyasurawong P. Scaffolding Augmented Reality Model to Enhance Deep Reading Skill // TEM Journal. Vol 9, Issue 4, Pages 1760‐1764, ISSN 2217‐8309, DOI: 10.18421/TEM94‐58
  31. Thomas J. Discovering English with Sketch Engine: A Corpus-Based Approach to Language Exploration. 2nd ed. Versatile, 2016.
  32. Wielander E. CLIL in UK Higher Education: A case study in German //CIEB - 2nd International Conference on Bilingual Education Teaching in Educational Institutions Rey Juan Carlos University Madrid, 20-22 October, 2011
  33. Wood, D., Bruner, J. S., & Ross, G. (1976). The role of tutoring in problem solving. Journal of child psychology and psychiatry, 17(2), 89-100.Bruner, J. S. //The ontogenesis of speech acts. Journal of child language, 2(1), 1975 Рр. 1-19.